Наши брэнды

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (7)


Главная / Статьи /

Войны хладонов

Большая политика и амбиции мировых монополистов во многом определяют судьбу таких на первый взгляд далеких от конечного потребителя продуктов, как хладагент.

Хладоны

Казалось бы, свойства тех или иных холодильных агентов, или, как их называют по привычке, фреонов, должны интересовать только узкий круг специалистов, занимающихся холодильной техникой. С одной стороны, так и  есть. Однако поистине гигантский рынок холодильного оборудования, требующий ежегодного производства около 100 тыс. тонн хладонов, приковывает к этой отрасли алчные взгляды крупнейших химических концернов, способных лоббировать свои интересы на уровне национальных правительств даже самых развитых стран. Рядовой потребитель холодильной техники вряд ли будет интересоваться химическим составом начинки своей покупки. Однако если подобная халатность и простительна для частного покупателя бытового холодильника, то для владельца торгового предприятия оборудование с «неправильным» хладоном может оказаться домокловым мечом. Все соглашаются, что холодильные агенты должны обладать высокой надежностью и  холодопроизводительностью, низкой ценой, малым энергопотреблением, а также быть безопасными и соответствовать санитарным нормам. Кажется, что оценка перечисленных свойств и должна быть определяющей при выборе хладона, но не  тут то было. С 1989 года основным критерием, стоящим выше и медицинских норм, и цены, стало отношение хладона к такой на первый взгляд далекой от холодильной тематики проблемы, как озоновый слой над нашей планетой.

Протоколы монреальских мудрецов

Первым международным документом, ставящим проблему сохранения озонового слоя Земли, была Венская конвенция 1985 года. Этот документ, по своей сути, носил декларативный характер. Подписавшие его государства не брали на себя никаких обязательств; были лишь очерчены контуры общечеловеческой проблемы, которую следовало как можно быстрее решить. Однако прошло чуть более двух лет, и в 1987 году международное сообщество приняло куда более жесткий документ, получивший название Монреальского протокола. Согласно его положениям, основными виновниками разрушения озонового слоя объявлялись атомы хлора или брома, которые отделились от молекул химических соединений, синтезированных человеком. Основная вина отводилась хлорфторуглеродам, использующимся в качестве распылителей в аэрозолях, и хладагентам, в том числе небезызвестному R12, которым в те времена было заправлено подавляющее большинство холодильных машин и  кондиционеров. Несмотря на протесты немногочисленных групп авторитетных ученых, указывающих на недостаточную научную обоснованность положений предстоящего договора, Монреальский протокол был принят, а группа химиков, подготовившая научную базу под этот запрет, была удостоена Нобелевской премии. До сих пор некоторые исследователи выражают большие сомнения по поводу целесообразности принятия запрета хлорфторуглеродов. Самые жесткие критики объявляют протокол грандиозной аферой инициированной группой химических концернов с целью монополизировать рынок и вытесненить национальных производителей, более умеренные — говорят о спорности некоторых положений и призывают к корректировке протокола с учетом времени. Конечно, глупо было бы отрицать, что альянс Du Pont-ICI, обладающий фактической монополией на производство оборудования для синтеза хладона R-134a, который в период подписания Монреальского протокола позиционировался как единственная достойная альтернатива озоноразрушающим веществам, получил небывалую прибыль после введения законодательных ограничений на R12. Однако если даже это было бы и так, то Du Pont наступил на собственные грабли — развязанная экологическая охота за вредными веществами обернулась и против R-134а (сегодня мы можем наблюдать, как Европейское сообщество вводит все более жесткие дискриминационные законы против этого хладона). «Одна из трагедий последних лет состоит в том, что политика все больше проникает в ранее не свойственные ей сферы, в том числе и технику, — говорит заведующий отделом «Энергоресурсосбережение» ОКБ-1 Энергетического института им Г.М. Кржижановского, председатель Научно-исследовательского и проектного кооператива «Элегаз» Игорь Мазурин.  — Подписание Монреальского протокола сопровождалось массированной и агрессивной PR-кампанией. Любые сомневающиеся голоса замалчивались. Проблемы глобальных изменений в связи с появлением озоновой дыры стали предметом политических спекуляций. Политики устанавливали сроки постепенного вывода из производства хладагентов, а озоновый слой над Антарктидой пришел тем временем опять в свое нормальное состояние... По сути, Монреальский протокол утратил предмет своего обсуждения» Заметим, что сегодня похожая ситуация складывается и с Киотским протоколом, посвященным вопросам глобального потепления на планете. Из стран-участниц этого договора пока только США официально объявили о выходе из него в связи с недостаточной научной обоснованностью отдельных положений. Монреальский же протокол за время своего существования обогатился целым рядом поправок (Лондонская, 1990, Копенгагенская, 1992 и др.), ужесточающих условия вывода из производства и потребления озоноразрушающих веществ.

Велика Россия, а отступать некуда

К Монреальскому протоколу можно относиться по-разному, однако Советский Союз его подписал и обязан был выполнять. Россия как правопреемница СССР взяла на себя и все его обязательства по этому договору. «После подписания Монреальского протокола мы в первую очередь задумались о поддержании работоспособного состояния действующего холодильного оборудования, — говорит заместитель генерального директора объединения «Торгтехника», член межведомственной комиссии по защите озонового слоя Министерства природных ресурсов России Вилен Васильев. — Советская торговля имела в то время около миллиона единиц холодильной техники, большая часть которой работала на  попадавшем под запрет R12. Необходимо было разработать программы перевода оборудования и ремонтных предприятий на  безопасные хладоны, отработать техническое обслуживание, ремонт. Но главной проблемой был поиск нового озонобезопасного аналога R12. Мы знали, что есть R134a, но его производства в СССР тогда не было; думали его покупать, но было неизвестно, как он повлияет на материалы, из которых изготовлено оборудование (изоляцию обмоток электродвигателя, эластомеры и др.), приборы регулирования холодопроизводительности, компрессоры, рассчитанные на R12, и т.п. В итоге Научным центром прикладной химии в Петербурге с нашим участием был разработан С10М1 – смесевой хладагент на базе R22. Нельзя сказать, что мы полноценно подошли к решению этой проблемы, так как и  R22 тоже необходимо вывести из производства к 2030 году, однако в ближайшем будущем он может служить достойной заменой R12». Следует заметить, что выполнение положений Монреальского протокола СССР, а потом и Россия, несмотря на все давление со стороны других стран-участниц, затянула. Ситуация сложилась двоякая. С одной стороны, распад государства и развал промышленности способствовали вытеснению отечественных хладонов и захвату рынка западными производителями, а с другой — те же самые причины не позволяли перейти на использование дорогого импортного R134a. В начале Россия обещала прекратить выпускать опасные хладоны к 1996 году — не получилось. Правительство  B. C. Черномырдина добилось переноса срока до 1 июля 2000  года — опять не успели. Теперь уже правительство М. М. Касьянова настояло на продлении срока до 20 декабря 2000 года. Начиная с этой даты производство R12 и других озоноразрушающих хладонов, оговоренных в приложениях к Монреальскому протоколу, у нас прекращено. Россия больше официально не  производит и холодильного оборудования на озоноразрушающих хладонах, хотя, как заявляют информированные источники, вплоть до сегодняшнего дня некоторые заводы грешат нелегальным их производством на заказ.

Конечный потребитель

Сегодня, по некоторым оценкам, на R12 работает около 200-250 тыс. единиц холодильного оборудования, причем не только отечественного, но и импортного. Ограничений на использование (не производство!) такого оборудования нет, т.е. потребитель может не опасаться, что ему запретят пользоваться, допустим, холодильной витриной трехлетней давности только потому, что она заправлена R12. Предполагается, что через несколько лет такое оборудование полностью исчезнет, исчерпав свой ресурс. Кроме того, скажется отсутствие на рынке необходимого для дальнейшей работы R12. Уже сегодня цена за 1 килограмм R12 в Москве и Петербурге приблизилась к 10 долларам (при себестоимости около 1 доллара!). Налицо обычная спекуляция — деньги делаются на запрете. У клиента, имеющего оборудование на R12, выбор невелик. Идеальных аппаратов, которые не имели бы утечки фреона пока не существует. Нормальная утечка для холодильных агрегатов составляет примерно — от 1 до 10 процентов от массы заправки в год при хорошем качестве исполнения. В этом случае дозаправку можно проводить один раз в три-пять лет. В принципе, достать частному покупателю R12 и через несколько лет будет возможно (Россия имеет квоты на  производство небольших партий этого фреона для особо важных нужд), однако с каждым годом он будет стоить дороже и дороже. «Часто у владельцев холодильного оборудования не остается другого пути, как заменить имеющийся R12 на альтернативный хладагент, — говорит заместитель генерального директора ОАО «Холодмаш» (г. Ярославль) Сергей Калинин. — Допустим, в оборудовании, работающем на R12, ломается компрессор и при ремонте мастер вынужден закачать в систему другой хладагент, потому что R12 он просто не  способен купить. Требуется такая альтернатива, которая не нарушит работу системы, но многое будет зависеть и от квалификации мастера. Если говорить о новом оборудовании, то однозначный выбор в пользу какого-либо из выпускаемых промышленностью хладонов сделать сложно. Большую часть наших компрессоров мы выпускаем на R134, затем следуют R22, а потом R404 и  R600. Каждый из них имеет как свои преимущества, так и недостатки».

Мир хладонов

Сегодня покупателям нового оборудования, а также желающим сменить R12 на озонобезопасную альтернативу предлагается, как правило, несколько видов хладонов. Во-первых, R22 или смесевые переходные агенты с его участием (например, созданная еще в советские времена И. И. Перельштейном пара R22-R1426, к которой иногда добавляют 2-3 процента третьего компонента). Это хорошо исследованные замены, удовлетворяющие практически всем требованиям, кроме одного: Монреальский протокол требует вывода R22 к 2030 году (европейские страны, взявшие на себя повышенные обязательства, избавятся от него еще раньше). Если холодильные заводы не могут рассматривать хладоны, содержащие R22, как вариант, рассчитанный на долгую перспективу, то для потребителей холодильное оборудование с этим хладоном опасности не представляет (даже самый лучший агрегат вряд ли доживет до 2030 года). Несмотря на некоторую опасность, что R22 будет выведен из производства намного раньше намеченного срока, этот хладагент, так же как и двухкомпонентные азеотропные (близкие по свойствам к моновеществу) смеси с его участием, остаются одними из лучших заменителей R12 сточки зрения цены и удобства. R134 — один из наиболее спорных хладагентов. Это детище Du Pont, несмотря на широкую популярность, вызывает серьезные нарекания специалистов. Критики этого хладагента говорят об отсутствии надёжных методов анализа состава примесей R134, о возможности Санэпиднадзора в случае утечки применять санкции к владельцу холодильной техники (утверждается, что R134  по своим свойствам не должен контактировать с пищевыми продуктами). Чтобы обойти слабые места R134, европейские производители создали целый ряд смесей с участием близких к R134 — R124 и R125  хладонов. К сожалению, большинство этих смесей оказываются не азеотропными (при утечке это ведет к «разбеганию» каждого компонента по собственным законам, что увеличивает затраты на восстановительные ремонты). Долгое время в R600 или изобутане не было особой необходимости, и его производили в крайне ограниченных количествах. Сегодня это вещество снова напоминает о  себе как популярный холодильный агент. Этот хладон связан больше не с Монреальским, а с Киотским протоколом по глобальному потеплению, призывающим отказаться от производства химических хладагентов. В этом отношении R 600 имеет большую перспективу. Практически любые нефтеперерабатывающие заводы могут приступить к выпуску изобутана в необходимых количествах. Основной его недостаток — взрывоопасность, что накладывает ограничение на его использование в пределах допустимых норм концентрации. По счастью, большинство бытового и торгового холодильного оборудования содержит допустимую концентрацию R600. Кроме того, распространению изобутана будут способствовать принятые в июле 2002 года новые нормативные документы, регламентирующие применение этого вещества. Разговор о  современных хладонах был бы неполон без упоминания R-510, разработанного российскими учеными из исследовательского кооператива «Элегаз». Достоинство этого хладона — в хорошей совместимости с R12, R22, R134a, безопасности, энергетической эффективности, низкой чувствительности к загрязнениям трубопроводов, наличию остаточной влаги и простоте обнаружения утечек. Минусом же является отсутствие промышленного производства в крупных объемах, что определяет достаточно высокую цену R510 — около 20 долларов за килограмм.

Туманные перспективы

Сегодняшняя ситуация на рынке хладонов такова, что выделить продукт, который бы отвечал всем предъявляемым требованиям, невозможно. Каждый из имеющихся хладонов хоть в чем-то, но не дотягивает до идеала. Ужесточение экологических требований, скрепленных международными договорами, может только усугубить ситуацию, выкинув с рынка зарекомендовавшие себя с хорошей стороны продукты и открыв дорогу малоизученным и опасным хладонам. Последние же должны в любом случае попасть под более пристальное внимание Санэпиднадзора. Возможно, от  ;этого пострадают владельцы оборудования, заправленного многокомпонентными смесями, которые признают токсичными и опасными. Нельзя исключать и появления новых, пока неизвестных холодильных агентов. Однако длительные затраты на их изучение и тем более внедрение в производство не позволят им сколь либо сильно влиять на существующую расстановку сил.


Вилен Васильев, заместитель генерального директора объединения «Торгтехника», член межведомственной комиссии по  защите озонового слоя Министерства природных ресурсов России.

Сергей Калинин, заместитель генерального директора ОАО «Холодмаш» (г. Ярославль).

Статья опубликована в журнале «Новости торговли, торговое ОБОРУДОВАНИЕ»

http://elegaz.narod.ru